Митя Кричалкин

Сергей Асанов Сергей Асанов

Митя Кричалкин пришёл в наш класс за два года до выпуска. Он приехал из Керчи. Его тётя работала лаборантом в кабинете физики. Это объясняло, как Митя попал в нашу школу и наш класс. Учился он, мягко говоря, не очень. У Мити были двойки практически по всем предметам. За исключением разве что истории.

Это, впрочем, не отменяло того, что он был замечательным человеком и товарищем. Больше всего на свете Митя любил Россию, Гитлера и не любил евреев. Он ходил с выбритыми висками и носил длинную чёлку. На его джинсовой куртке была нашивка Ваффен-СС. Когда у Мити было хорошее настроение он всегда приветствовал известным жестом руки от сердца к солнцу.

Митя был чёрным землекопом. Керченское лето он проводил в полях, на местах масштабных сражений красной армии и немецко-фашистских захватчиков. Поэтому в сарае у Мити было не только множество трофейных портсигаров, касок, планшетов немецких офицеров, но и автоматы, пулемёты, и боеприпасы. «Фашист» из художественного фильма «Брат-2», как будто списан прямо с Мити.

Митя ходил в очках. Но особенного колорита юному Митиному лицу добавляла повышенная южная волосатость. Даже гладко выбрившись рано утром, к третьему — четвёртому уроку Митя покрывался плотной щетиной. Что придавало ему взрослости и солидности. Учителя его уважали.

Мы любили играть с Митей в футбол и всегда брали в нашу команду. Играл он примерно так же, как решал уравнения на алгебре или писал формулы на химии. Но он был настоящим бойцом. Поэтому мы ставили его в защиту, и он почти всегда успешно выносил любого соперника вместе с мячом.

В апреле, перед самыми выпускными экзаменами, Митя уехал обратно в Керчь. Потому что в нашей снобистской петербургской школе он рисковал остаться вовсе без аттестата. С тех пор я его не видел.

Митя, напиши мне.