9 мая. Жил да был человек маленький

На Земле
безжалостно маленькой,
жил да был человек маленький.

У него была служба маленькая.
И маленький очень портфель.
Получал он зарплату маленькую...

И однажды — прекрасным утром — постучалась
к нему в окошко
небольшая,
казалось,
война...

Автомат ему выдали маленький.
Сапоги ему выдали маленькие.
Каску выдали маленькую и маленькую —
по размерам — шинель.

...А когда он упал — некрасиво, неправильно,
в атакующем крике вывернув рот,
то на всей земле не хватило мрамора,
чтобы вырубить парня в полный рост!

Роберт Рождественский, 1967-70

голая правда о спине

...иди сюда,
иди на перекресток
моих больших
и неуклюжих рук.
не хочешь?
оставайся и зимуй,
и это
оскорбление
на общий счет нанижем.
я все равно
тебя

когда-нибудь возьму —
одну
 или вдвоем с Парижем...

© В.В.М.

моя война

моя война никогда не кончится;
бешеной похотью вызверев,
апрель перед объятиями мая корчится
луж фиолетовыми брызгами.
зрачков испуганные дрожащие зайчики
бегают, систему в толпе выискивая.
город издевается и подначивает,
подсовывая рекламные вывески
стесняются приставаний улицы,
стихи, изнасилованные, брошены
от вечной бессонницы тихо хмурятся
невыспавшиеся прохожие...

п.т.в.п.

***

— Чем же все это окончится?
— Будет апрель. — Будет апрель, вы уверены?
— Да, я уверен. Я уже слышал, и слух этот мною проверен,
будто бы в роще сегодня звенела свирель.

— Что же из этого следует? — Следует жить,
шить сарафаны и легкие платья из ситца.
— Вы полагаете, все это будет носиться?
— Я полагаю, что все это следует шить.

с праздником)

Окончились морозы —
Бегу я налегке
И веточку мимозы
Сжимаю в кулаке.
И моего веселья
Ты, тучка, не задень:
Сегодня —
День весенний,
Сегодня — мамин день!
Везде стучат капели,
Как строчки телеграмм:

— А вы, друзья, успели
Поздравить ваших мам?

кухня. справа от входа. утро

булочка с кокосовым кремом –
это ли полноценный завтрак, Мария?
что поделать, но утром субботы похмельный тремор
не дает заняться толком кулинарией

как болит голова, Мария, особенно справа, будто

кто-то мнет височную долю, меняя русла извилин,
в бутерброде моем кокосовый липкий бутер —
в перспективе — Москва, а после, кажется, Вильно

но до этого надо дожить, Мария, дожить до командировок,
отпусков, юбилеев, праздников, фестивалей
мне не плохо, Мария, мне просто очень херово
и болит голова, особенно справа…
vale!

© замечательный Дмитрий Легеза известный как Доктор)

***

анонимная лир.героиня лежит на горячем песке,
дорогие очки закрывают неизвестного цвета глаза;
напомажь её крэмом и, может, она улыбнётся тебе
и доверит почётную ленточку лифчика перерезáть.
перережешь, оставишь кусочек на долгую память о ней,
будешь холить-лелеять свой фетиш и тщетно прокладывать путь
по тропинке подлунного света, что тлеет на смуглой спине,
растворяясь под солнцем быстрее, чем ты успеваешь шагнуть.

мне очень понравилось, как osminkin читает свои стихи.

***

город бросает пылью
в толстокожих прохожих
грохот трамвайных линий
лениво разводит на хохот
ха-ха, не февраль: календарь
замер на *август-дветыщишестой*
ненавижу мосты без тебя
и мосты без меня, но с тобой
просыпаюсь. болит голова
бесконечная ложь, но всё же
я живу на восьмом этаже,
ты ведь, кажется, тоже?

мат

я не стану двигать вперед эпоху,
если мне не заплатят. и это — честно.
кроме денег эпохе заметно похуй
всё. и меня всерьёз беспокоит чем за-
платить за лекарства, которых надо
много: бабушка, видишь ли, вянет-тлеет.
а ещё мне хочется винограда
и босыми пятками — по аллее.

© яшка казанова

Все будет хорошо. Возможно даже лучше.
Вокзал тире вокзал — все та же колея.
Не слушайте меня — я влюблена по уши
со мной творится то, что я уже не я.

То тесно и темно и задыхаюсь думать;
то слишком широко и некогда вдохнуть;
во мне шумит-поет-хохочет-плачет дура
и больше не уснуть, и меньше не уснуть.

К утру осядет пыль и сделается пресно.
Затянется рубцом неаккуратный шов.
Царапает иглой мотив счастливой песни:
Все будет хорошо. Все будет хорошо.

© удивительная Оля Хохлова