Аня Логвинова

Давно не писал про стихи. Аня потрясающая. Если вы до этого не читали, то вот, пожалуй, три моих самых-самых:

***

Забуду перед сном дневные лица
И помня, что не так уж мы близки,
Надену свитер, брюки и носки,
Чтоб ты не постеснялся мне присниться.

***

Читать далее 

Петербургский двор

Петербургский двор

Окошко в кухне тети-Вариной
С утра распахнуто: жара.
И жирный запах рыбы жареной
царит над шахтою двора.
В тени заморенного кустика
соседский пес пластом обмяк.
О, петербургская акустика –
вот где-то пикает «Маяк»,
вот ложки о тарелки звякают,
вот в раковину бьет струя…
О, незатейливый жилья уют,
неповторимого житья.
И я, скача на ножках спичечных,
смотрю со дна густого дня
в квадратик неба сине-птичечный,
а небо смотрит на меня.

© Галина Илюхина

40 лет назад. 12 июня 1974

Перебирая старые вещи, в одной из тетрадей нашёл чудом сохранившийся листок календаря, которому сегодня ровно 40 лет.

Календарь 12 июня 1974

Календарь 12 июня 1974

По небу голубому
Проехал грохот грома
И снова всё молчит.
А миг спустя мы слышим,
Как весело и быстро
По всем зелёным листьям,
По всем железным крышам,
По цветникам, скамейкам,
По вёдрам и по лейкам
Пролётный дождь стучит.

Спасибо за Победу


***
Я только раз видала рукопашный.
Раз наяву. И тысячу — во сне.
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.
***

Так получилось, что ни одного своего деда в живых я не застал. Никто в детстве мне не рассказывал про войну, не пугал ужасами блокады. Кроме родителей. Которые войны, конечно, не видели. На День Победы я аккуратно рассматривал оставшиеся от деда медали, которые обычно хранились далеко в шкафу. Представлял, как он бежал с автоматом и расстреливал проклятых фашистов. А потом лежал в окопе, курил папиросы и время от времени бросал гранаты в приближающиеся танки. Я понятия не имел что это за медали, как они были получены и чего ему стоили. Поэтому, когда нашёл электронный архив с базой наградных листов, описаниями подвигов и полным списком наград, радости моей не было предела.

Медаль «За отвагу»

Nagradnoy-list

Краткое конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг:
Тов. ▮▮▮▮▮▮▮▮ в 540 отдельной автороте подвоза с 21 марта 1944 года на должности слесаря, за этот период времени восстановил много неисправных автомашин. В период наступательных операций т. ▮▮▮▮▮▮▮▮ обеспечивал исправную работу автомашин непосредственно работающих по подвозу боеприпасов на огневые позиции. В наступательных операциях под Берлином восстановил 2 трофейных автомашины.

Объявил для себя киномарафон лучших военных фильмов, просмотр каждый вечер:
8 мая: Летят Журавли
9 мая: Проверка на дорогах
10 мая: Щит и меч
11 мая: Судьба человека

Всех с Днём Победы!

Февраль

Варежка в Хельсинки

© 2013, Варежка в Хельсинки

***
В феврале далеко до весны,
ибо там, у него на пределе,
бродит поле такой белизны,
что темнеет в глазах у метели.
И дрожат от ударов дома,
и трепещут, как роща нагая,
над которой бушует зима,
белизной седину настигая.

© Иосиф Бродский

О Пушкинских горах и Александре Сергеевиче

Пушкинские горы

Александр Сергеевич не очень жаловал своих соседей. Они наведывались в гости поболтать о новостях сельской жизни и этим нагоняли на него смертельную скуку. А потому, только заслышав топот копыт, Александр Сергеевич тут же, через задние двери, выбегал на веранду своей усадьбы, где всегда держал коня, и уезжал прочь. Знакомые же удивлялись, что никогда не заставали его дома. Так у Александра Сергеевича не осталось сельских друзей.

Зато Александр Сергеевич дружил с семьёй Осиповых-Вульф и часто ездил к ним в гости. Жили они по соседству, в селе Тригорском. Говорят, светило нашей поэзии имел романтические отношения с 5−6 барышнями этой большой семьи. Но крепче всего он дружил с племянницей хозяев, Анной Петровной Керн, которой и посвятил знаменитые строчки «Я помню чудное мгновенье...». Остальным дамам повезло меньше.

Ещё Александр Сергеевич обладал отменным здоровьем. Кулаком разбивал лёд в замёрзшей бочке и прыгал в холодную воду. Не удивительно, что закалённый юноша экзотической внешности нравился дамам из Тригорского.

Пушкинские горы

Ещё Александр Сергеевич считал, что настоящий русский человек никогда не будет мыться в дороге. Зато когда приедет — сразу в баньку. От Петербурга до Михайловского 400 км пути. Средняя скорость галопа лошади 15−18 км/час.

Пушкинские горы

Помимо Пушкина и гор, там ещё совершенно замечательный зооград. Вряд ли он был при Александре Сергеевиче, но всё равно рекомендую. А тем более с детьми. Потому что примерно половина всех животных там гуляет сама по себе.

9 мая

В центре — мой дед. И я его никогда не видел. Рядом — его младший брат.

***

Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам ещё наступать предстоит.

Ион Деген, 1944

9 мая. Берлин

9 мая. День Победы. Берлин

Берлин. 9 мая 2010

Идут по улице дружинницы
В противогазах, и у хобота
У каждой, как у именинницы,
Сирени веточка приколота.

Весна. Война. Всё согласовано.
И нет ни в чём противоречия.
А я стою, гляжу взволнованно
На облики нечеловечии.

1942, Наталья Крандиевская

Ещё несколько берлинских фоторафий

Алина Орлова

Алина Орлова

Литовская певица Алина Орлова, без объявления войны, вероломно вторглась в мой мозг.

Спи

Летать

до кровавых рассветов
ищу свою комету
и тебя по-секрету жду.
мои пальцы, как дикие
в них течёт электричество
его хватит до мая нам, а там
долгожданная оттепель
снесёт крышу с петель
я не мальчик, ни девочка
я твой ласковый зверь

верь в мои сказки
верь без опаски
я тебя научу
я тебя научу
я тебя научу
я тебя научу
летать

Алёна

© июнь 2010, Алёна

А ещё я открыл потрясающего, на мой вкус, поэта — Сергея Фаттахова.

***

Угадывай картинки в облаках.
Случайные лубочные сюжеты.
Моих сорочек длинные манжеты
Закатывай уютно на руках.

Хозяйничай на кухне голышом.
Заваривай чаи. Вари нам кофе.
Мир катится к локальной катастрофе.
Мы катимся. Нам очень хорошо.

Так хорошо, что будущего нет.
И словно рекордсмены в новом спорте
Волшебники штурмуют геликоптер,
Опутанные вихрем кинолент.

Так хорошо, что кажется на миг
Достигнутым намеченное счастье.
И рвёт на составляющие части
Пространство неба вертолётный винт.

Мир катится. Лови его. Лови.
Всё будет даже лучше, чем нарочно.
Без радуги. Без музыки. И прочих
Отчётных составляющих любви.

***

И особенно здорово у него получается про наш город.

День Победы

© май 2010, Рейхстаг, Берлин

— А вы куда летите?
— В Берлин. День Победы отмечать.
— Это у вас семейная традиция такая?..
© из разговора с Ольгой Ярославовной

Дождь в Роттердаме. Сумерки. Среда.
Раскрывши зонт, я поднимаю ворот.
Четыре дня они бомбили город,
и города не стало. Города
не люди и не прячутся в подъезде
во время ливня. Улицы, дома
не сходят в этих случаях с ума
и, падая, не призывают к мести...

Как время ни целебно, но культя,
не видя средств отличия от цели,
саднит. И тем сильней — от панацеи.
Ночь. Три десятилетия спустя
мы пьем вино при крупных летних звездах
в квартире на двадцатом этаже —
на уровне, достигнутом уже
взлетевшими здесь некогда на воздух.

Июль 1973, Роттердам
Иосиф Бродский

Дожить до следующего лета

Весна, лето, осень, зима и снова весна...

Как финальные титры в кино летят бесконечные дни.
Ты опять утепляешь окно — не веришь в весну.
Почему-то Ван Гог не звонит, заболел может быть? Извини,
мне не снится Бангкок [просто я без тебя не усну].

Simon and Garfunkel — The Sound Of Silence

поимённо

поимённо

Как вы уже, наверное, догадались, стихи в моём жж последние два дня неспроста.
Две прекрасные девушки: Оля Хохлова и Люба Лебедева выпустили диск со своими стихами «поимённо».
Диск делали много замечательных людей, среди которых и фотографы и дизайнеры и музыканты. Уверен, что получилось отлично, хотя сам диск ещё в руках не держал. Мне приятно, что туда взяли и несколько моих работ, хотя я вовсе не фотограф.
Презентация состоится в понедельник, в детском интеграционном театре «Куклы» для детей с особенностями в развитии.
Все деньги, полученные от реализации диска, будут отданы этому театру, которым занимается Оля и её единомышленники. Дело хорошее. Поэтому приходите и приводите своих друзей, будет интересно!

Санкт-Петербург,
25 мая, понедельник, 20:00, 
метро «Политехническая»,
улица Жака Дюкло, дом 6, корпус 1 (посмотреть на карте).
Детский интеграционный театр «Куклы».
Вход свободный.

Upd. Эфир на канале «СТО», посвященный выходу диска

Оля Хохлова

Владимиру Волкову

В эти сны, чёрно-белые, с титрами,
В этот город немой над Невой,
Я впустил Твою музыку тихую
И она говорила со мной.

Повторяла, занозила, мучала —
Не вернуться уже, не вернуть.
И тоска — загрудинная, жгучая —
До светла не давала уснуть.

Мимо парка, кофейни, закусочной,
Без раздумий покинув кровать,
Я бежал, задыхаясь, за музыкой
В безнадёжной попытке — догнать.

Проступали из мрака — полосками,
Отголосками пыльных гравюр —
Узкобёдрые улицы плоские
В обветшалых домах от кутюр.

Лишь под утро — измучен синкопами,
Поражён тишиной ключевой,
Я очнулся — тревожный, растрёпанный,
А вокруг — никого, ничего.

Только сердце, безрадостно тикая,
На последних аккордах сбоит.
И тоска — чёрно-белая, тихая —
Проникает за шторы мои.

© Оля Хохлова jkz

Люба Лебедева

город орджоникидзе. 22 июля. тридцать по цельсию. ровно 4 часа.
с бабушкой через неделю случится инсульт.
ветер гуляет в густых одуванчиковых волосах,
и дети в кармашках лебедям горбушки несут.
в этих аллеях качели стоят гурьбой:
оттолкнулся ногами, колени свел и летишь.
все вверх тормашками: облако над головой,
задевая сандалии, проплывает у крыш.
бабушка, тонкая кость, невозможная грация, плавная речь,
улица ракова, рядом манежная площадь, фонтанка, пассаж.
с красной скамейки, забыв о склонениях, силясь сберечь,
строго кричит: не крути, не крути колеса!
через три года на пику ограды с березы сорвется андрей,
пахнет жасмином и мамино жуткое ААА,
дали таксисту не двадцать, а двести рублей.
я на качелях, и в небе моя голова.
больно считать. трудно видеть сквозь мутную мглу:
маму сбивает машина, я комкаю шарф.
все обойдется, и бог мне поставит в углу
лучшую елку, горевшую, словно пожар.
через одиннадцать лет смерть придет в этот дом поутру,
визг тормозов. и штаны разрывает по швам. синяки.
я же лечу вверх ногами. лечу и от счастья ору,
правый сандалий смешнуще слетает с ноги.

© Люба Лебедева lybik